Строгино
ул. Твардовского, 12
+7 (916) 53-777-96
Заказать звонок
Психотерапия
УЛУЧШИТЕ КАЧЕСТВО ЖИЗНИ

Получите консультацию психотерапевта

Введите имя Введите телефон

Про шизофрению и другие "сумасшествия"

Шизофрения, безусловно, одно из самых загадочных явлений в психике человека. История её древняя как мир. Много сотен лет её пытаются понять, вылечить или истребить. Первые упоминания о сходных проявлениях встречаются в египетских, древнегреческих и римских источниках. Современное название "шизофрения", которое переводится как "расщепление ума", используется последние 100 лет. И до сих пор нет единого мнения о том, что это такое: отдельная болезнь, фаза обострения различных заболеваний или как считают в некоторых культурах - вселение духов и прочих чужеродных сущностей. Одному человеку ставят диагноз шизофрения, потому что у него есть симптомы А и B, а другому потому, что у него есть C и D. Получается, что люди с совершенно разными симптомами больны одним и тем же заболеванием. Логика довольно странная. Сегодня шизофрению диагностируют чаще всего при наличии у человека бреда и галлюцинаций.

В последние 15-20 лет во многих странах все больше дебатов идёт на тему отмены названия "шизофрения". Одной из первых стран, кто его отменил, была Япония. Новое название переводится, как "нарушение интеграции", причинами которого является "поражение стрессом". Изменение названия диагноза позволило снизить социальную дискриминацию больных и облегчило коммуникацию больных и их семей с врачами. В России и большинстве развитых стран по-прежнему используется термин "шизофрения".

Лечение

В современной психиатрии в лечении людей с диагнозом шизофрения основная роль отводится нейролептикам - психотропным препаратам направленным на купирование психотических проявлений. Они успешно достигают своей цели, но, увы, одновременно разрушают здоровье пациентов и не влияют на причины заболевания. Среди наиболее распространённых осложнений - набор массы тела, сердечно-сосудистые поражения, поздняя дискинезия, гибель нервных клеток головного мозга. Лечение нейролептиками применяется повсеместно и считается самым надежным.

Помимо фармакологии, на протяжении десятилетий были попытки применять в работе с больными шизофренией различные методы психотерапии. Проводилось много исследований, в которых пытались оценить эффективность того или иного подхода.

Кроме того, в ряде исследований было выявлено значительное влияние того, как близкие люди заботятся о "больном", как общаются, поддерживают. В конце 1960-х годов в нескольких западных странах были созданы специальные больницы для больных шизофренией - Сотерии (переводится как "спасение"). Они представляли собой альтернативы психиатрическим больницам. Это был новый подход к лечению шизофрении с использованием преимущественно непрофессионального персонала и низких дозировок психотропных препаратов, а часто и вовсе без них. При этом шизофрению пытались понять не как заболевание, требующее медицинского вмешательства, а скорее как важный аспект жизненного процесса человека. Особое значение придавалось необходимости позволить людям пройти через их опыт психоза при минимальном вмешательстве и высокой доле поддержки.

Создатель идеи Сотерия, Лорен Мошер, испытал влияние идеи Рональда Дэвида Лэйнга, шотландского психиатра, что шизофрения является реакцией на невыносимую ситуацию. Лэйнг утверждал, что психоз иногда может быть благотворным, трансцендентальным опытом и что пациенты при наличии соответствующей поддержки могут оказаться способны найти путь через своё безумие, выходя на другом конце пути более сильными, более творческими личностями. Лэйнг писал: "Понятие шизофрении — это оковы, сковывающие пациентов и психиатров... Определенного рода идеи также могут стать клеткой. Двери психиатрических больниц открываются потому, что химическое сдерживание более эффективно. Двери наших умов открыть гораздо сложнее."

Эффективность лечения в Сотериях оказалась стабильной и даже несколько более эффективной по сравнению с классическим психиатрическим подходом. Надо отметить, что обязательными условиями нахождения в Сотерии являются отказ от насилия и наркотиков.

Серьезным отягощающим фактором при многих психических заболеваниях и во время психозов являются наркотики и алкоголь. Возникает порочный круг, когда страдание влечёт за собой приём психоактивных веществ, что ещё сильнее усугубляет страдание и дальше как снежный ком может привести к фатальной стадии, включающей насилие, психоз или даже суицид. 

Теории возникновения

В последние годы возникло много новых теорий возникновения шизофрении и способов ее лечения. Одна из популярных ещё недавно гипотез о наследственном генетическом факторе диагноза "шизофрения" была многократно не подтверждена повторными экспериментами. С другой стороны существует несколько десятков генетических заболеваний, при которых может развиться психоз в детском или раннем взрослом возрасте, и более половины этих заболеваний могут начинаться без ярких характерных признаков, что создаёт риск ложной диагностики. Сложность диагностики подтверждается тем фактом, что по современным исследованиям вероятность одновременной постановки диагноза «шизофрения» двумя независимыми психиатрами в лучшем случае достигает 65%.

Ещё одной версией развития шизофрении является концепция "двойного послания", (double bind), разработанная Грегори Бейтсоном в 1956 году. Она описывает стиль общения в семье, в которой ребёнок получает взаимно противоречащие указания или эмоциональные послания. Чаще всего они  принадлежат к разным уровням коммуникации. Например, на словах выражается любовь, а параллельное невербальное поведение выражает ненависть или безразличие. Ребенок не имеет возможности высказываться по поводу получаемых им сообщений, а зачастую и просто осознать нарушение коммуникации. Он также не способен прекратить общение, выйти из ситуации. Кроме того за нарушение выполнения парадоксальных предписаний может последовать наказание. Таким образом, причиной развития шизофрении может быть воспитание ребёнка в семье, где ситуация двойного послания является нормой общения. С большой вероятностью родители, коммуницирующие подобным образом, сами имеют психические проблемы или даже диагноз шизофрении. Это может быть причиной столь популярной генетической версии заболевания. Вопрос в том, что первично: нарушенное общение с ранними объектами или генетическая трансформация.

Психоаналитическое понимание шизофрении начинается с работ Фрейда. Хотя Фрейд открыл принципы обратимости шизофренических реакций, тем не менее, клинический опыт убедил его в том, что это расстройство необратимо. На основании этого, долгое время существовал стереотип о том, что пациенты с шизофренией не подходят для психоанализа. 

На сегодняшний день прогноз психоаналитической работы с "шизофренией" значительно оптимистичнее, чем во времена Фрейда. Поворот этой тенденции начался с 50-х годов прошлого века. Последние десятилетия психоаналитики и психотерапевты других школ плодотворно лечат людей с тяжелыми эмоциональными нарушениями.

Формирование психотической структуры во многом связывается с тем, как складывались  отношения ребёнка с мамой в самом раннем детстве. Если в этот период о ребёнке заботился другой человек, то он также представлял собой материнский объект и оказывал сильное влияние. Одним из вариантов неудачной заботы о ребёнке является "гиперопекающая мать". Такая мама старается слишком сильно, она удовлетворяет желания ребёнка до того, как он успевает их почувствовать. Например, пытается накормить, когда ребёнок не успел проголодаться. Другой вариант - "отсутствующая мать". Она долго оставляет желание ребёнка неудовлетворенным и ребёнок не может связать своё желание с ощущением от его удовлетворения. Такой ребёнок может проголодаться и долго плакать, потом обессилев уснуть и быть разбуженным для кормления. Ещё один вариант - это мама, которая не может правильно понять, в чем именно нуждается её ребёнок. Когда он голоден она может предложить ему поиграть или кормит, когда ребёнок замёрз. Иногда мама может приписывать ребёнку свои собственные желания и опять удовлетворять некстати и не вовремя. Происходит неправильный перевод с языка потребностей ребёнка на язык заботы мамы. Если мама не умеет опознавать и называть чувства и желания ребенка, то, в последствии, он не сможет их идентифицировать. Кроме того, важно, допускает ли мама присутствие отца в отношениях с ребёнком. Если у ребёнка есть возможность строить отношения с папой и другими людьми в семье, то поглощающая вездесущная забота мамы становится не такой затопляющей.

Когда ребёнок ещё совсем маленький, он может получать недостаточно хорошую заботу со стороны мамы или человека, который её заменяет. Это может быть отсутствие внимания, когда ребёнка оставляют одного и не отвечают на плач, или, находясь рядом, не удовлетворяют его потребности. Или наоборот, ребёнок получает внимание, но в виде крика или разных форм физического насилия. Если такое неудовлетворительное взаимодействие с важным человеком из детства происходит регулярно в течение длительного времени, то такая травма оказывает влияние на структуру развивающейся психики ребёнка. В ответ на неудовлетворительное взаимодействие с близким человеком, ребенок испытывает агрессию. Злость может быть такой сильной, что ребёнок чувствует, будто хочет уничтожить того, на кого она направлена, при этом рождается страх потерять этого близкого человека (так как этот человек - источник удовольствия для ребёнка и ребенок полностью от него зависит) и одновременно страх самому быть уничтоженным в ответ. Внутри психики развивается конфликт между желанием близости и её страхом.

Агрессии может оказаться слишком много и если ребёнок очень маленький, то он просто еще неспособен её ни нейтрализовать, ни выразить. Также трудно выражать злость, если материнский объект воспринимается ребёнком как хрупкий и неспособный выдержать скопившуюся агрессию. Такая невыраженная злость может быть направлена на разрушение себя. Внутри психики происходит раскол на несколько частей. Некоторые из этих частей могут восприниматься как внешние или чужие и благодаря этому они могут безопасно содержать в себе непереваренную, неразряженную агрессию. Другой реакцией может стать эмоциональный уход в себя, служащий защитной изоляцией от невыносимого внешнего мира. В результате таких приспособлений, теряется ощущение границы между внутренним и внешним миром.

Такое "обращение агрессии на себя" ведёт от неспособности матери удовлетворить потребности ребенка к собственному отказу ребенка от своих желаний, принесению себя в жертву. Внутри накапливаются злость и страх, рождающие неосознаваемую ненависть.

Чтобы сдерживать такой сильный агрессивный заряд, может быть "безопаснее" не иметь вообще никаких чувств к близкому человеку. Ребёнок старается "разрушить чувства", чтобы предотвратить пугающие действия, которые, как ему кажется, он может совершить. 

Чтобы нейтрализовать накопленную агрессию, её нужно выразить. Поэтому очень важно войти в контакт со своей злостью и найти приемлемые способы её выражения. Этому может способствовать психотерапия. Такая работа поможет убрать препятствия осознанию и высвобождению агрессии. Когда это будет сделано, психотические симптомы исчезнут, и человек сможет научиться более здоровому способу обхождения с агрессией.

Конечно, каждая шизофрения уникальна, как и сам человек. С каждым человеком психотерапевтическая работа будет строиться по-своему. Вначале прогноз работы будет неопределенным и существует вероятность нового приступа психоза. И, хотя полное излечение достигается не всегда, зато происходит обогащение психического опыта и созревание личности. То, что казалось ужасным, может стать выносимым. Эти фундаментальные изменения способны значительно улучшить качество жизни человека.

Назад к списку статей

X

Спасибо за оставленное сообщение!
В ближайшее время я с Вами обязательно свяжусь!

X

Внесите информацию для свзи!
Введите имя Введите номер телефона